veniamin1 (veniamin1) wrote,
veniamin1
veniamin1

Революция --- это дело тонкое и кровавое. Великая Французская.

Революция --- это дело тонкое и кровавое.
Великая Французская.


Я общался в одном журнале на тему вот этого автопортрета лидера неоклассицизма Жак-Луи Давида. Это был художник Франции номер один в годы Великой революции,
а потом, примерно на том же уровне, он был в годы Наполеона. В годы Наполеона ему патронировал сам Наполеон, а в годы революции Давид был ближайшим человеком к Робеспьеру.
Это с Давидом Робеспьер создал новую религию, в которой он, Робеспьер, стал главным священником (примерно). Этот портрет написан в тюрьме. Давид который был важным членом
Комитета общественной безопасности, был в ответе за очень многое, что проиходило в дни страшного террора Робеспьера. В день переворота, Давид объявил себя больным и не пошёл
на вечернее заседание Конвента, 9-го Термидора. Это спасло ему жизнь. На следующий день всю команду, вместе с Робеспьером --казнили. Попозже Давида арестовали и не было гарантии,
что ему сохранят жизнь.
Вот об этом мы и общались. Я не хочу помещать весь диалог потому что я не знаю, или мой собеседник этого хочет. Помещаю мой главный и последний коммент. Что не поймёте, то не поймёте.
В основном всё понятно. Давиду в это время почти 46 лет, но явно, в ожидании худшего, он написал себя молодым и красивым.

Автопортрет, 1794, Жак-Луи Давид, (1748-1825) Музей Лувр
Автопортрет, 1794, Жак-Луи Давид, (1748-1825) Музей Лувр

Конечно же, вы правы. Якобинцы во главе с Робеспьером были ведущей силой террора. Но с самого начала (всего чуть больше двух месяцев после казни короля), с марта 1793-го года, с ними
участвовали сильнейшие партии Конвента -- эбертисты и дантонисты.
В апреле, в один и тот же день с обвинительной речью Робеспьера в Конвенте против жирондистов (которые были тогда ПРАВИТЕЛЬСТВОМ революции) Демулен, один из ведущих и талантливейших
дантонистов, выпустил против них влиятельный политический памфлет.

Вы понимаете,-- меня в своё время заинтересовало их поведение. Это были умнейшие и образованнейшие люди, но тем ни менее они верили в то, что их это не коснётся.

Поэтому дантонисты и эбертисты (две ведущие партии кроме якобинцев) активно и сознательно поддерживали и даже иногда играли ведущую роль в подготовке событий будущего жуткого террора.
Они не рассматривали (или НЕ ХОТЕЛИ РАССМАТРИВАТЬ -ДА! может быть и такое!) возможность, того, что их тоже пустят под нож этой машины.
В результате, всего за полгода, Робеспьер, с участием других партий, привёл всех ведущих жирондистов на гильотину. Теперь, когда в Конвенте не стало такой мощной силы, которая стояла
за личные права и
свободы,-- можно было запустить беззаконие в полный рост. 24 марта 1794-го года Робеспьер порубал головы всем лидерам эбертистов. И это был его пик! Франция была в его руках, как СССР
в руках Сталина после похожих событий.
Всего через семь дней Робеспьер казнил самого Дантона и ведущих дантонистов. Они все были безответственные, потому что не были готовы принимать решения. Дантону совершенно правильно
советовали бежать из Франции, но он предпочёл пустить события по волнам.
А из-за этого остались во Франции и погибли ведущие дантонисты. Советские историки романтизировали события той революции и те ведущие имена в событиях революции, которые одобряла
идеология коммунистов.
А на самом деле, все, или почти все, герои и лидеры Француской революции с безразличием относились к астрономическим цифрам казнённых. Не так ли было в нашу революцию?

Считается, что тонкий Каменев, когда узнал что Сталин не сдержал обещания и их казнят, сказал (по памяти): --Мы это заслужили.--
Это похоже на правду. В то же время Зиновьев слетел с катушек и начал умолять и просить и т.д. Это тоже похоже на правду.
Я не знаю высших большевиков, которые перед сталинской казнью раскаялись за то кровавое, что они делали
в стране вместе с партийным руководством.

Примерно то же самое, происходило во время Террора Робеспьера с ведущими жирондистами, дантонистами и эбертистами. Происходило очень похожее.
Главную разницу составляли застенки и тройки Сталина с одной стороны и публичная казнь во Франции с другой.
"На миру и смерть красна" Правильная поговорка. Дантон ехал на казнь как на праздник.
Ха! А потом то же самое произошло 10-го термидора с самим Робеспьером и его якобинцами. (10-е это день казни) А Робеспьер, как по заказу каких-нибудь аристократов или королевской семьи,
умирал страшно. В результате ареста у него оказалась прострелена и раздроблена челюсть. (Может он хотел покончить с собой, а может быть стреляли те кто его арестовали. Нет надёжных данных)
С этой буквально непереносимой болью он жил с полуночи почти что до полудня. У Пушкина была раздроблена кость, и когда мудаки несколько часов подряд пытались поставить ему клизму,
они упирались в эту кость, и Пушкин кричал как бешеный. Наконец дали опиуму и когда он немного поспал, то объявил, чтобы врачи больше не подходили к нему.

Робеспьер страшно умирал.
Давид прошёл с Робеспьером через казни всех политических лидеров Франции из других партий.
Он тоже был безразличным к казням, которые отнимали жизнь пачками НАВСЕГДА. (sic)

Поэтому он не мог считать себя жертвой недоразумения. Вспомните, что Давид совершено правильно оценил ситуацию, и умышленно не пошёл на вечернее заседание 9-го Термидора. Это спасло его жизнь.

Всего вам хорошего.


Вениамин.
Tags: 18век, Давид, Дантон, Искусство, Революция, Робеспьер, Террор, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments