?

Log in

No account? Create an account
veniamin1
Галки на крестах, это оскорбление святынь! 
4th-Aug-2010 06:37 pm

Drozdov_Filaret, Mitropolitan of Moskow

 

 Митрополит Филарет Московский  и Коломенский. (Дроздов)

26 декабря1782 г. (6 января 1783г.),--1867г.

Портрет создан в 40-е годы.

В 1994 году Русской Православной Церковью 

прославлен в лике Святых

в святительском чине.

************************************************

Филарет (Дроздов) митрополит Московский и Коломенский, лично заявился к Бенкендорфу чтобы настучать на Пушкина, за то что Пушкин посмел написать в "Евгении Онегине"---"...и стая галок на крестах". 

Митрополит объявил, что Пушкин оскорбил святыни.

Что-нибудь найти, любую нелепость, чтобы Пушкина наказали. Галки тоже пригодились. Хорошо, что Бенкендорф, был всё что хотите, но не дурак.

Читайте ниже, в интереснейшем куске из дневников академика Никитенко , чем всё это кончилось. И к этому я добавил ещё один интересный кусок о личных чертах великих и знаменитых писателей того времени. И про Пушкина. Никакого сладкого сиропа. Такими они были на самом деле. Но их сочинения от этого не становятся хуже.

Это отрывок из знаменитейших русских дневников 19 века (за 50--- (пятьдесят)-- лет)  знаменитого цензора, профессора университета и члена Академии Александра Никитенко.

Это конечно интересный кусочек. Но лучше всего, нажмите на ссылку и не спеша, со вкусом и расстановкой, прочтите потрясающие воспоминания Никитенко

*****************************************************

Александр Никитенко. "Дневник", том первый

http://www.imwerden.info/belousenko/books/memoirs/nikitenko_dnevnik_1.htm

16 марта 1834 года
Сегодня было большое собрание литераторов у Греча. Здесь находилось, я думаю, человек семьдесят. Предмет заседания — издание энциклопедии на русском языке. Это предприятие типографщика Плюшара. В нем приглашены участвовать все сколько-нибудь известные ученые и литераторы. Греч открыл заседание маленькою речью о пользе этого труда и прочел программу энциклопедии, которая должна состоять из 24 томов и вмещать в себе, кроме общих ученых предметов, статьи, касающиеся до России.
Засим каждый подписывал свое имя на приготовленном листе под наименованием той науки, по которой намерен представить свои труды. Я подписался под статьею «Русская словесность». Но видя, что лист под заглавием «Русский язык» остается пуст, я решился и тут подписать свое имя, тем более что меня склонил к этому Д.И.Языков, который изъявил сожаление о пустоте этого листа.
Пушкин и князь В.Ф.Одоевский сделали маленькую неловкость, которая многим не понравилась, а иных рассердила. Все присутствующие в знак согласия просто подписывали свое имя, а те, которые не согласны, просто не подписывали. Но князь Одоевский написал; «Согласен, если это предприятие и условия оного будут сообразны с моими предположениями». А.Пушкин к этому прибавил: «С тем, чтобы моего имени не было выставлено». Многие приняли эту щепетильность за личное себе оскорбление.
После заседания пили шампанское. Здесь видел я многих из знакомых мне литераторов: Плетнева, Кукольника, Масальского, Устрялова, Галича, священника Сидонского и проч. и проч.
Сидонский рассказывал мне, какому гонению подвергся он от монахов (разумеется, от Филарета) за свою книгу «Введение в философию». От него услышал я также забавный анекдот о том, как Филарет жаловался Бенкендорфу на один стих Пушкина в «Онегине», там, где он, описывая Москву, говорит: «и стая галок на крестах». Здесь Филарет нашел оскорбление святыни. Цензор, которого призывали к ответу по этому поводу, сказал, что «галки, сколько ему известно, действительно садятся на крестах московских церквей, но что, по его мнению, виноват здесь более всего московский полицеймейстер, допускающий это, а не поэт и цензор». Бенкендорф отвечал учтиво Филарету, что это дело не стоит того, чтобы в него вмешивалась такая почтенная духовная особа: «еже писах, писах».
У нас на образование смотрят как на заморское чудище: повсюду устремлены на него рогатины; не мудрено, если оно взбесится.

 

Photobucket


Никитенко, Александр Васильевич (1804 (1805) -1877)

 Когда в 1857 году, царь объявил что хочет освободить крепостных крестьян  Митрополит Филарет  сделал всё возможное, чтобы не допустить освобождения 21-го миллиона помещичьих крепостных  и 22-х миллионов государственных и имперских крестьян. Абсолютное большинство среди этих десятков миллионов, были православные .

Он, Митрополит Филарет, засыпал и закидал письмами, с протестами против освобождения крестьян, и самого Царя и его министров.

Когда епископ Григорий (кажется Рязанский)  объявил в церкви прихожанам, что он поддерживает царя и что в христианстве нельзя владеть другим православными людьми как рабами, то Филарет немедленно потребовал от обер-прокурора Синода, чтобы он запретил всем священникам высказываться на тему освобождения.

На тот момент, по неофициальным данным, церкви принадлежало от 2,5 мил. до 3-х миллионов крепостных.

И эти крестьяне сидели на землях, которые были наверное чуть ли не половина Бельгии или больше.

Зачем монахам половина Бельгии и 2,5 миллиона рабов?

Вениамин.


 

 

 

This page was loaded Oct 20th 2019, 4:39 pm GMT.