Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Снова симулякр, сука-психолог Ильина! Я не выношу хитрожопых дебилов и блядовитых дегенераток.

Снова симулякр, сука-психолог Ильина!
Я не выношу хитрожопых дебилов и блядовитых дегенераток.


Картофель, Кукуруза,Средние Века, Проститутки, Ильина, Канада
ССЫЛКА на оригинал скрина:
Это странное слово — гештальт© Наша Психология(svetlyachok) Светлана Ильина.

Эта дамочка, — (svetlyachok) Светлана Ильина. клинический психолог и кандидат наук в области истинно русской проституции — написала немыслимо невежественную заказуху
про основу будущей диеты русского народа, про картошку.
"Ода Картофану"(svetlyachok) Светлана Ильина.
Она настолько подпрыгивала от картофельного счастья и извивалась её жирненько-приятным афедрончиком, что казалось она прямо сейчас запоёт любимую песню
её сексотного дедушки:

"Ах, картошка - объеденье,
Пионеров идеал!
Тот не знает наслажденья,
Кто картошки не едал!"


В её дебильном посте она рассказала, что Европа ела почти только одну картошку и кукурузу в 16-ом веке и в Средние века (ХА-ХА-ХА) — значит и русским не западло, а?
На этот, дикий по уровню невежественности, пост командной сексотки, обучающей русских как и что нужно есть из Голландии (ага!), набежала пачка её коллег-командников. Восторгаясь картошкой,
все эти сексоты вместе с авторшей Ильиной объявили, что картофельные, ненаши(sic) чипсы — это конечно же очень вредно для русского богатырского здоровья. Я написал вчера пост обо всём этом.
Выдающаяся специалистка по проституции Ильина учит народ заменять картошкой западный подлый импорт.

Дамочка Ильина дольше чем полдня думала над тем, что она мне скажет в ответ (дураки НИКОГДА не умеют уйти в сторону и промолчать). Наконец она заявилась в мой пост,
под другим ником и под регистрацией через товарища Гугля с плюсом, и стандартно объявила мне про палату №6. Так делают все сексоты. Они — недоразвитые, а аппарат
логического анализа у них почти что не развился.

После дурдома, такие шаблонные командники-сексоты как она, обзывают вас наркомом, алкашом, обязательно пидором, либерастом, педриотом (ДА!) и т.д. Из
меня даже пытались сделать антисемита. Нацисты на Тифаретнике. ХА-ХА-ХА.
Я не выношу, почти что физически, общение с этими животными, дебильное соображение и воображение которых оскорбляет нашу способность мыслить. И я пошёл
погулять-посмотреть. Почти сразу, не углубляясь, я нашёл то, что вы видите в скрине.

Кандидат наук в русской проституции Светлана Ильина, как вы видите в скрине, считает, что Британская Колумбия (и по-видимому вся Канада) — это колония.
У этой недоразвитой жертвы шестимесячного аборта почти отсутствуют общие знания на уровне неполной средней школы.
Конечно не может быть больших сомнений в том, что эта дебилка приобрела в трудах и заботах, сначала диплом, а потом и кандидатскую. Поговаривают, что её афедрон,
в пике славы, ценился только в свободно конвертируемой валюте. Но кто может поверить, тому что говорят гнусные злые языки, типа лживого пошляка Садальского?


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Жопа Варламова выжила в трущобах Бомбея! Теперь он пытается уничтожить ВДНХ.

Жопа Варламова выжила в трущобах Бомбея! Теперь он пытается уничтожить ВДНХ.

Залупа конская, Илюха Варламов, как известно поспорил с Дмитром Пилипенко на пляшку ненашей(sic) горілки, что он проживёт месяц и ещё чуть-чуть
в трущобах города Мумбаи (Бомбей) (шестая по величине городская агломерация мира с населением в 21,3 млн чел) и вернётся с целой сракой.

Как сообщил честнейший Олег Бармин в интимной беседе гражданке Барминой, жопа Варламова трижды была зашита руками выдаюшегося доктора
Пилюлькина. Наш герой--жив и будет жить долго! Теперь он сам расскажет народу, почему и зачем, в одном из красивейших городов-гигантов
сегодняшнего мира, он, Варламов, выбрал трущобы? Неужели это правда, что мамочка родила его в трущобах под забором и в графе национальность у
него пишется "ПОДЗАБОРНИК"?

Варламов, Зиялт, Бармин.

Есть некоторые совершенно безответственные товарищи, которые пытаются утверждать, что на этой фоте нет ЗАЛУПЫ КОНСКОЙ.
Но вот что сказал в кулуарах и коридорах лучший друг товарища Варламова Сергей Доля:

"Я побывал почти во всех дырках этой замечательной планеты и даже видел
залупу коня (конечно же коня. Откуда у лошади залупа, а? Он же памятник, или что?) Пржевальского.
Подтверждаю: одна из составляющих на этой картинке, конечно же есть КОНСКАЯ ЗАЛУПА!".


Какие вам ещё нужны научные свидетельства того, что картинка показывает ЗАЛУПУ КОНСКУЮ?
А вот товарищ Зиялт (Он же Варламов) как известно сходил погулять на ВДНХ и жутко обрадовался тому, что шашлычные заведения наконец-то закрыли.
ССЫЛКА для народу(sic):
http://zyalt.livejournal.com/1317029.html
------------------------------
А ВДНХ началось 19 августа 1923-го года на Крымской набережной, в Нескучном саду и примкнувшим к ним Воробьёвых горах в городе Москве под
именем "Первая Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка".

Через два месяца, на закрытие приезжал В.И. Ленин. И ему всё понравилось. Всё, это значит -- тупая харя Варламовская --и шашлыки тоже.
Знаете ли вы, что примитив Варламов, который четыре раза в день хавает гречку с сосиской, как истинный антипатриот России, покупает иностраннную гречку
из под полы, на чёрном рынке? Куда смотрит товарищ генерал Бастрыкин и подчинённые ему полковники-подполковники?

А теперь прочтите как необычайно и блестяще можно написать про ВДНХ, если вас зовут не жопа с сосиской--Илюха Варламов, а Михаил Булгаков.


Оригинал взят у veniamin1
в
Ну что суки!? Сотню лет жрёте "чучмекский" шашлык и слушаете "чучмека" про "культур-мультур"!

Ну, что суки!? Сотню лет жрёте "чучмекский" шашлык
и лаваш под современную "чучмекскую" песню про "культур-мультур"!





Этот писатель был русским националистом по его собственным убеждениям. Но он сказал в его
очерке, его особенным стилем, "спасибо" за "чучмекский" шашлык, и за лаваш и за грузинское вино и за всё остальное. Каждая жопа, которая считает,
что ей должен весь мир, потому что фамилия этой жопы Иванов, есть самая обыкновенная жопа, которую ебут все, кому это нравится!

Точка.
--------
Писатель -- Булгаков, Михаил Афанасьевич. "Золотистый город"(сентябрь 1923)
Сканирование---моё


Вениамин

Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Похищенный документ №... Карел Чапек

Этот пост из моего сообщества на Тифаретнике Книги для читателей

=============



--------------------
Карел Чапек
Похищенный документ № 139/VII отд. «С»

Документ... фота (9. Рассказы из одного кармана). Карел Чапек(1890-1938)

В три часа утра затрещал телефон в гарнизонной комендатуре.
— Говорит полковник генерального штаба Гампл. Немедленно пришлите ко мне двух чинов военной полиции и передайте подполковнику Врзалу, — ну да, из контрразведки, — все это вас не касается, молодой
человек! — чтобы он сейчас же прибыл ко мне. Да, сейчас же, ночью. Да, пускай возьмет машину. Да побыстрее, черт вас возьми! — и повесил трубку.
Через час подполковник Врзал был у Гампла — где-то у черта на куличках, в районе загородных особняков. Его встретил пожилой, очень расстроенный господин в штатском, то есть в одной рубашке и брюках.
— Подполковник, произошла пренеприятная история. Садись, друг. Пренеприятная история, дурацкое свинство, нелепая оплошность, черт бы ее побрал. Представь себе: позавчера начальник генерального штаба
дал мне один документ и говорит: «Гампл, обработай это дома. Чем меньше людей будет знать, тем лучше. Сослуживцам ни гугу! Даю тебе отпуск, марш домой и за дело. Документ береги как зеницу ока. Ну и
отлично».
— Что это был за документ? — осведомился подполковник Врзал.
Полковник с минуту колебался.
— Ладно, — сказал он, — от тебя не скрою. Он был из отделения «С».
— Ах, вот как! — произнес подполковник и сделал необыкновенно серьезную мину. — Ну, дальше.
— Так вот, видишь ли, — продолжал удрученный полковник. — Вчера я работал с ним целый день. Но куда деть его на ночь, черт побери? Запереть в письменный стол? Не годится. Сейфа у меня нет. А если
кто-нибудь узнает, что документ у меня, пиши пропало. В первую ночь я спрятал документ к себе под матрац, но к утру он был измят, словно на нем кабан валялся…
— Охотно верю… — заметил Врзал.
— Что поделаешь, — вздохнул полковник. — Жена еще полнее меня. На другую ночь жена говорит: «Давай положим его в жестяную коробку из-под макарон и уберем в кладовку. Я кладовку всегда запираю сама и
ключ беру к себе». У нас, знаешь ли, служанка — страшная обжора. А в кладовой никто не вздумает искать документ, не правда ли? Этот план мне понравился.
— В кладовой простые или двойные рамы? — перебил подполковник.
— Тысяча чертей! — воскликнул полковник. — Об этом-то я и не подумал. Простые! А я все думал о сазавском случае[17] и всякой такой чепухе и забыл поглядеть на окно. Этакая чертовская неприятность.
— Ну, а дальше что? — спросил подполковник.
— Дальше? Ясно, что было дальше! В два часа ночи жена слышит, как внизу визжит служанка. Жена вниз, в чем дело? Та ревет: «В кладовке вор». Жена побежала за ключами и за мной, я бегу с револьвером
вниз. Подумай, какая подлая штука — окно в кладовке взломано, жестянки с документом нет, и вора след простыл. Вот и все, — вздохнул полковник.
Врзал постучал пальцами по столу.
— А было кому-нибудь известно, что ты держишь этот документ дома?
Несчастный полковник развел руками.
— Не знаю. Эх, друг мой, эти проклятые шпионы все пронюхают… — Тут, вспомнив характер работы подполковника Врзала, он слегка смутился. — То есть… я хотел сказать, что они очень ловкие люди. Я никому
не говорил о документе, честное слово. А главное, — добавил полковник торжествующе, — уж во всяком случае никто не мог знать, что я положил его в жестянку от макарон.
— А где ты клал документ в жестянку? — небрежно спросил подполковник.
— Здесь, у этого стола.
— Где стояла жестянка?
— Погоди-ка, — стал вспоминать полковник. — Я сидел вот тут, а жестянка стояла передо мной.
Подполковник оперся о стол и задумчиво поглядел в окно. В предрассветном сумраке напротив вырисовывались очертания виллы.
— Кто там живет? — спросил он хмуро.
Полковник стукнул кулаком по столу.
— Тысяча чертей, об этом я не подумал. Постой, там живет какой-то еврей, директор банка или что-то в этом роде. Черт побери, теперь я кое-что начинаю понимать, Врзал, кажется, мы напали на след!
— Я хотел бы осмотреть кладовку, — уклончиво сказал подполковник.
— Ну, так пойдем. Сюда, сюда, — услужливо повел его полковник. — Вот она. Вон на той верхней полке стояла жестянка. Мари! — заорал полковник. — Нечего вам тут торчать! Идите на чердак или в подвал.
Подполковник надел перчатки и влез на подоконник, который был довольно высоко от пола.
— Вскрыто долотом, — сказал он, осмотрев раму. — Рама, конечно, из мягкого дерева, любой мальчишка шутя откроет.
— Тысяча чертей! — удивлялся полковник. — Черт бы побрал тех, кто делает такие поганые рамы!
На дворе за окном стояли два солдата.
— Это из военной полиции? — осведомился подполковник Врзал. — Отлично. Я еще пойду взгляну снаружи. Господин полковник, должен тебе посоветовать без вызова не покидать дом.
— Разумеется, — согласился полковник. — А… собственно, почему?
— Чтобы вы в любой момент были на месте, в случае, если… Эти двое часовых, конечно, останутся здесь.
Полковник запыхтел и проглотил какую-то невысказанную фразу.
— Понимаю. Не выпьешь ли чашку кофе? Жена сварит.
— Сейчас не до кофе, — сухо ответил подполковник. — О краже документа никому не говори, пока… пока тебя не вызовут. И еще вот что: служанке скажи, что вор украл только консервы, больше ничего.
— Но послушай! — в отчаянии воскликнул полковник. — Ведь ты найдешь документ, а?
— Постараюсь, — сказал подполковник и официально откланялся, щелкнув каблуками.
Все утро полковник Гампл терзался мрачными мыслями. То ему представлялось, как два офицера приезжают, чтобы отвезти его в тюрьму. То он старался представить себе, что делает сейчас подполковник
Врзал, пустивший в ход весь громадный секретный аппарат контрразведки. Потом ему мерещился переполох в генеральном штабе, и полковник стонал от ужаса.
— Карел! — в двадцатый раз говорила жена (она давно уже на всякий случай спрятала револьвер в сундук служанки). — Съел бы ты что-нибудь.
— Оставь меня в покое, черт побери! — огрызался полковник. — Наверно, нас видел тот тип из виллы напротив…
Жена вздыхала и уходила на кухню поплакать. В передней позвонили. Полковник встал и выпрямился, чтобы с воинским достоинством принять офицеров, пришедших арестовать его. («Интересно, кто это будет?»
— рассеянно подумал он.) Но вместо офицеров вошел рыжий человек с котелком в руке и оскалил перед полковником беличьи зубы.
— Разрешите представиться. Я — Пиштора из полицейского участка.


— Что вам надо? — рявкнул полковник и исподволь переменил позу со «смирно» на «вольно».
— Говорят, у вас обчистили кладовку, — осклабился Пиштора с конфиденциальным видом. — Вот я и пришел.
— А вам какое дело? — отрезал полковник.
— Осмелюсь доложить, — просиял Пиштора, — что это наш участок. Служанка ваша говорила утром в булочной, что вас обокрали. Вот я и говорю начальству: «Господин полицейский комиссар, я туда загляну».
— Не стоило беспокоиться, — пробурчал полковник. — Украдена всего лишь жестянка с макаронами. Бросьте это дело.
— Удивительно, — сказал сыщик Пиштора, — что не сперли ничего больше.
— Да, очень удивительно, — мрачно согласился полковник. — Но вас это не касается.
— Наверное, ему кто-нибудь помешал, — просиял Пиштора, осененный внезапной догадкой.
— Итак, всего хорошего, — отрубил полковник.
— Прошу извинения, — недоверчиво улыбаясь, сказал Пиштора. — Мне надо бы сперва осмотреть эту кладовку.
Полковник хотел было закричать на него, но смирился.
— Пойдемте, — сказал он неохотно и повел человечка к кладовке.
Пиштора с интересом оглядел кладовку.
— Ну да, — сказал он удовлетворенно, — окно открыто долотом. Это был Пепик или Андрлик.
— Кто, кто? — быстро спросил полковник.
— Пепик или Андрлик. Их работа. Но Пепик сейчас, кажется, сидит. Если было бы выдавлено стекло, это мог бы быть Дундр, Лойза, Новак, Госичка или Климент. Но здесь, судя по всему, работал Андрлик.
— Смотрите не ошибитесь, — пробурчал полковник.
— Вы думаете, что появился новый специалист по кладовкам? — спросил Пиштора и сразу стал серьезным. — Едва ли. Собственно говоря, Мертл тоже иногда работает долотом, но он не занимается кладовыми.
Никогда. Он обычно влезает в квартиру через окно уборной и берет только белье. — Пиштора снова оскалил свои беличьи зубы. — Ну так я забегу к Андрлику.
— Кланяйтесь ему от меня, — проворчал полковник. «Как потрясающе тупы эти полицейские сыщики, — думал он, оставшись наедине со своими мрачными мыслями. — Ну, хоть бы поинтересовался оттисками
пальцев или следами, в этом был бы какой-то криминалистический подход. А так идиотски браться за дело! Куда нашей полиции до международных шпионов! Хотел бы я знать, что сейчас делает Врзал…»
Полковник не удержался от соблазна позвонить Врзалу. После получаса бурных объяснений с телефонистками он, наконец, был соединен с подполковником.
— Алло! — начал он медовым голосом. — Говорит Гампл. Скажи, пожалуйста, как дела?… Я знаю, что ты не имеешь права, я только… Если бы ты был так добр и сказал только — удалось ли… О господи, все еще
ничего? Я знаю, что трудное дело, но… Еще минуточку, Врзал, прошу тебя. Понимаешь, я бы охотно объявил награду в десять тысяч тому, кто найдет вора. Из моих личных средств, понимаешь? Больше я дать не
могу, но за такую услугу… Я знаю, что нельзя, ну а если приватно… Ну ладно, ладно, это будет мое частное дело, официально этого нельзя, я знаю. Или, может, разделить эту сумму между сыщиками из
полиции, а? Разумеется, ты об этом ничего не знаешь… Но если бы ты намекнул этим людям, что, мол, полковник Гампл обещал десять тысяч. Ну, ладно, пусть это сделает твой вахмистр… Пожалуйста! Ну,
спасибо, извини!
Полковнику как-то полегчало после этой беседы и своих щедрых посулов. Ему казалось, что теперь и он как-то участвует в розысках проклятого шпиона, выкравшего документ. Полковник лег на диван и начал
представлять себе, как сто, двести, триста сыщиков (все рыжие, все с беличьими зубами и ухмыляющиеся, как Пиштора) обыскивают поезда, останавливают несущиеся к границе автомашины, подстерегают свою
добычу за углом и вырастают из-под земли со словами: «Именем закона! Следуйте за мной и храните молчание». Потом полковнику померещилось, что он в академии сдает экзамен по баллистике. Он застонал и
проснулся, обливаясь холодным потом. Кто-то звонил у дверей.
Полковник вскочил, стараясь сообразить, в чем дело. В дверях показались беличьи зубы сыщика Пишторы.
— Вот и я, — сказал он. — Разрешите доложить, это был он.
— Кто? — не понимая, спросил полковник.
— Как кто? Андрлик! — удивился Пиштора и даже перестал ухмыляться. — Больше ведь некому. Пепик-то сидит в Панкраце.
— А ну вас, с вашим Андрликом, — нетерпеливо сказал полковник.
Пиштора вытаращил свои блеклые глаза.
— Но ведь он украл жестянку с макаронами из вашей кладовой, — сказал он обиженным тоном. — Он уже сидит у нас в участке. Я, извиняюсь, пришел только спросить… Андрлик говорит, что там не было
макарон, а только бумаги. Врет или как?
— Молодой человек! — вскричал полковник вне себя. — Где эти бумаги?
— У меня в кармане, — осклабился сыщик. — Куда я их сунул? — говорил он, роясь в карманах люстринового пиджачка. — Ага, вот. Это ваши?
Полковник вырвал из рук Пишторы драгоценный документ № 139/VII отд. «С» и даже прослезился от радости.
— Дорогой мой, — бормотал он. — Я готов вам за это отдать… не знаю что. Жена! — закричал он. — Поди сюда! Это господин полицейский комиссар… господин инспектор… э-э-э…
— Агент Пиштора, — осклабясь, сказал человечек.
— Он нашел украденный документ, — разливался полковник. — Принеси же коньяк и рюмки… Господин Пиштора, я… Вы даже не представляете себе… Если бы вы знали… Выпейте, господин Пиштора!
— Есть о чем говорить… — ухмылялся Пиштора. — Славный коньячок! А жестянка, мадам, осталась в участке.
— Черт с ней, с жестянкой! — блаженно шумел полковник. — Но, дорогой мой, как вам удалось так быстро найти документы? Ваше здоровье, господин Пиштора!
— Покорно благодарю, — учтиво отозвался сыщик. — Ах, господи, это же пустяковое дело. Если где очистят кладовку, значит ясно, что надо взяться за Андрлика или Пепика. Но Пепик сейчас отсиживает два
месяца. А ежели, скажем, очистят чердак, то это специальность Писецкого, хромого Тендера, Канера, Зимы или Хоуски.
— Смотрите-ка! — удивился полковник. — Слушайте, ну, а что, если, к примеру, шпионаж? Прошу еще рюмочку, господин Пиштора.
— Покорно благодарю. Шпионажа у нас нет. А вот кражи бронзовых дверных ручек — это Ченек и Пинкус. По медным проводам теперь только один мастер — некто Тоушек. Пивными кранами занимаются Ганоусек,
Бухта и Шлезингер. У нас все известно наперед. А взломщиков касс по всей республике — двадцать семь человек. Шестеро из них сейчас в тюрьме.
— Так им и надо! — злорадно сказал полковник. — Выпейте, господин Пиштора.
— Покорно благодарю, — сказал Пиштора. — Я много не пью. Ваше здоровьице! Воры, знаете, неинтеллигентный народ. Каждый знает только одну специальность и работает на один лад, пока мы его опять не
поймаем. Вроде вот как этот Андрлик. «Ах, — сказал он, завидев меня, — господин Пиштора! Пришел не иначе, как насчет той кладовки. Господин Пиштора, ей-богу, не стоящее дело, ведь мне там достались
только бумаги в жестянке. Скорей сдохнешь, чем украдешь что-нибудь путное». — «Идем, дурень, — говорю я ему, — получишь теперь не меньше года».
— Год тюрьмы? — сочувственно спросил полковник. — Не слишком ли строго?
— Ну, как-никак, кража со взломом, — ухмыльнулся Пиштора. — Премного благодарен, мне пора. Там в одной лавке обчистили витрину, надо заняться этим делом. Ясно, что это работа Клечки или Рудла. Если
я вам еще понадоблюсь, пошлите в участок. Спросите только Пиштору.
— Послушайте, — сказал полковник — Я бы вам… за вашу услугу… Видите ли, этот документ… он для меня особенно дорог… Вот вам, пожалуйста, возьмите, — быстро закончил он и сунул Пишторе бумажку в
пятьдесят крон.
Пиштора был приятно поражен и даже стал серьезным.
— Ах, право, не за что! — сказал он, быстро пряча кредитку. — Такой пустяковый случай. Премного благодарен. Если я вам понадоблюсь…
— Я дал ему пятьдесят крон, — благодушно объявил жене полковник Гампл. — Такому шмендрику хватило бы и двадцати, но… — полковник махнул рукой, — будем великодушны. Ведь документ-то нашелся


1926                                                       Конец
Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Ничего нового! Вонючий ПУК от поэта Косыревой.

Ничего нового!
Вонючий ПУК от поэта Косыревой.


Булгаков, Косырева, шашлык
Булгаков, Косырева, шашлык

ОБЪЯВЛЕНИЕ.
Как вы и сами это несомненно обоняете, на этой странице побывал самый выдающийся
и самый духовитый РУССКИЙ ПУК,
нашей эпохи --- Ольг Игоревич Косырев.

Приносим извинения за невыносимую вонь и просим, в целях сохранения вашего здоровья,
входить на эту тему только лишь в импортных противогазах некитайского производства.


Департамент шашлыков и лавашей

ССЫЛКА на пост с комментом в скрине:
Ну, что суки!? Сотню лет жрёте "чучмекский" шашлык...


Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Спасибо за пиздильную активность, нацисто-кролики.

Спасибо всем "умным" за пиздильную активность. Хитрожопая, но малоразвитая
(aiveforever) Косырева ,
всегда будет проводником моих идей, когда нужно. Потому что хитрожопость
это не ум. Вот она, как я и не сомневался, притянула сюда тупой народ
дегенератов-кроликов. И кролики наговорили всё, что от них и ожидалось.
Amen!

Лукашенко А.Г. http://veniamin1.livejournal.com/profile


Если ещё есть разговорное настроение, то это приветствуется.
Там где вы не сумели сдержать позывы и поэтому присели и
нафлудили, --подотрите за собой, кролики-пердолики.

И не забудьте выключить свет.

----------------------
Дважды два, дважды два, дважды два -- четыре,
Уходя гасите свет, сила вся в кефире!
Заходя в кабинет говорите "Здрасте!"
Если вам ответят "Нет", сдерживайте страсти.

-------------------
Из 60-х или 70-х.

Вениамин

ССЫЛКА на оригинал комментов, о которых речь: Фюрер нацистов -- Метальников Илья!
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Гиляровский и бесталанты.

«Король репортёров», 1915 г., Сергей Малютин (Гиляровский, Владимир Алексеевич (1855-1935))
«Король репортёров», 1915 г. (Гиляровский, Владимир Алексеевич)(1855-1935)худ, Малютин Сергей Васильевич (1859-1937);
--------------------------------------------------------------
Я посоветовал товарищуkouzdra---Куздра,в прошлый раз, когда он оконфузился, не делать вид, что он якобы читал В.А. Гиляровского, а взять
и прочесть его интереснейшие книжки. Но здесь на сайте читают только тех, кто сегодня знаменит.
Поэтому Куздра поместил сегодня (уже вчера?) какую-то юмореску, автор которой (не Куздра) по-видимому читал
известнейший и интереснейший эпизод из жизни самого В.Гиляровского. Вот ссылка на туповатую и скучную поебень из дневника
Куздры.
http://lj.rossia.org/users/kouzdra/1703741.html#comments
--------------------------------------
Можете прочесть рассказ из Гиляровского, который я поместил ниже. Абсолютно не пожалеете. Даже не полностью вся
история,--- всё равно будет для вас интересной.
Сама жизнь, нередко, бывает остроумнее и изобретательнее писателей.

Вениамин.

=======================

10 мая труппа еще играла в Нижнем, а я с Андрее-вым-Бурлаком приехали в Казань устраивать уже снятый по телеграмме городской театр. Первый спектакль. был 14 мая, в день коронации Александра III.
Сидим мы вдвоем в номере и на целую неделю составляем афиши. Кроме нас играют в Казани еще две труппы, одна в Панаевском саду, а другая в Адмирал-тейской слободке.
Составили афишу. На 14 мая "Горькая судьбина", дальше "Светит, да не греет", а там "Кручина", "Иудушка", "Лес"...
-- Ну, теперь едем к полицмейстеру. Николай Хрисанфович Мосолов, генерал, мой старый приятель. Едем!
-- Едем.
А сам думаю: вдруг опять тот же полицмейстер, что меня завтраком угощал! И решил, что этого быть не мо-жет, так как полицмейстеры меняются часто. Подъезжаем к полиции. Все знакомо, все прошлое мелькнуло ярко. Вот окно на крыше, под самой каланчой, из которого я удрал... Такая же фигура дремлющего пожарного у ворот. Все то же самое. Вошли через парадное крыль-цо, а не через дежурку, как тогда. Доложили. Входим а кабинет. Знакомый медведь стоит с подносом, на кото-ром лежат визитные карточки, и важная фигура в гене-ральском мундире приветливо спешит нам навстречу, протягивая обе руки Андрееву-Бурлаку. Обнялись. Расцеловались. Говорят на "ты". Ужас! Тот самый, который меня арестовал. Только уже не полковник, а генерал, поседевший и обрюзгший. Нас представили.
-- Очень... Очень рад... Друзья моих друзей-- мои друзья... Пойдемте закусить.
Я улыбнулся. Ну, думаю, друзья! -- Пока подпиши-ка афишу, Коля. Сидим. Мосолов взял афишу и читает:
-- 14-го "Горькая судьбина"... 14-го?! Это, Вася, не-удобно, перемени, поставь что-нибудь другое... Ну, "Лес", что ли.
-- Это почему?
-- Да, знаешь, в день коронации и вдруг, горькая судьбина... Пусть она на второй, на третий день идет. Только не в первый.
-- Ну, "Светит, да не греет", -- с серьезным видом предлагает Бурлак-- а губа смеется.
-- Это хорошо. А там после, что хочешь, ставь. Я переменил числа, и Мосолов подписал афиши, а потом со стола взял пачку афиш, данных для подписи, и доказал афишу Панаевского театра, перечеркнутую красными чернилами.
-- Каковы идиоты?!. Вдруг "Не в свои сани не са-дись"! Это в день коронации Александра III. Понимаешь, Александра третьего!
-- Почему же нельзя? Ведь "Не в свои сани..." такая уж скромная пьеса.
-- А ты не догадался? Ведь Александр III коронует-ся... А разве его к царствованию готовили? Он занимает место умершего брата цесаревича Николая... Ну, понял?
-- А ведь верно, что он не в свои сани садится? Сделал Бурлак серьезную физиономию, а губа смеется...
-- Ну вот видишь, ты не смекнул, а я додумался...
И в день коронации шло у нас "Светит, да не греет", а в Слободе "Ворона в павлиных перьях" и "Недоросль"... Нарочно не придумаешь! Мы прошли через две комнаты, где картины были завешены и мебель стояла в чехлах.
-- По холостяцкому закусим.! Садитесь, господа. В один миг были поставлены для нас два прибора на накрытом для одного хозяина столе, появилась селедка, балык и зернистая икра в целом бочонке. Налили по рюмке.
-- Коля, ты ему стаканчик!.. Он рюмок не признает.
И Бурлак налил мне полный стаканчик, поданный для лафита. Мне захотелось поозорничать. Прошлый завтрак мелькнул передо мной до самых мелочей.
-- Рюмками воробья причащать,-- припомнил я ска-занную в тот завтрак шутку.
-- Иже вместий-вместит. Кушайте на здоровье... Еще холодненькой подадут.
-- Это я в турецкую кампанию выучился. Спирт стаканами пили.
-- Да, вы были на войне! В каких делах? Я рассказал, Бурлак добавлял. Генерал с уважением посмотрел на георгиевскую ленточку в петлице, а меня так и подмывает поозорничать.
К соусу подали столовую ложку, ту самую, которую я тогда свернул.
-- Кто это, генерал, вам так ложку изуродовал,-- спросил я и, не дожидаясь ответа, раскрутил ее обрат-но. Обомлел генерал.
-- Второго вижу... Знаете, даже жаль, что вы ее рас-крутили, я очень берегу эту память... Если бы вы знали...
-- Так поправлю, -- и я обратно скрутил ложку, как была.
Бурлак смеется.
-- Он везде ложки крутит... Вот на пароходе тоже две скрутил...
-- Н-да-с... Вы знаете историю этой ложки?
Лет де-сять назад арестовали неизвестного агитатора с возму-тительными прокламациями. Помнишь, это был 1874 год, когда они ходили народ бунтовать. Привели ко мне, ви-жу, птица крупная, призываю для допроса, а он шуточ-ки, анекдотики, еще завтрака просит. Я его с собой за стол в кабинете усадил да пригласил жандармского полковника. Так он всю водку и весь коньяк стаканом вы-лакал. Я ему подливаю, думаю, проговорится. А он да-же имени своего не назвал. Оказался медвежатником, должно быть, каналья, в Сибири медведей бить вы-учился, рассказывал обо всем, а потом спать попросил-ся да ночью и удрал. Разломал ручищами железную решетку в окне на чердаке, исковеркал всю и бежал. Вот это он ложку свернул... Таких мерзавцев я еще не видал. Пришлось бы мне отдуваться, да спасибо полков-нику, дело затушил...
-- Поймали его потом? -- спрашиваю я.
-- Как в воду канул. Потом, наверно, поймали... Наверное уж в Сибири, а то может и повесили. Опаснейший фрукт.
-- А какой он на вид? Богатырь? -- допытывался я.-- А самому хотелось сказать, что решетки в окне были тонкие и подоконник гнилой.
-- Какой богатырь. Так, обыкновенный человек. Ну, вроде вас... и рука такая же маленькая, как у вас...
Генерал пристально посмотрел на меня, как бы вспо-миная.
Этим наш разговор и кончился. Я чувствовал, что старое забыто, и прощаясь, при выходе из кабинета, не мог не созорничать. Хлопая медведя по плечу, а все-таки сказал, как и тогда:
-- Бедный Мишка, попал-таки в полицию!
Вернувшись в номер, я рассказал и прошлое и на-стоящее во всех подробностях Бурлаку, и он, валяясь по дивану, хохотал с полчаса и отпивался содовой.
Этой поездкой я закончил мою театральную карье-ру, и сделался настоящим репортером.
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Самый гнусный менеджер Сталин и голодная смерть в Донецке и в СССР, в 1947 году.

Самый гнусный менеджер Сталин и голодная
смерть в Донецке и в СССР, в 1947 году.





Хлебные и продуктовые карточки в Донецке Автор: Степкин В.П.
=====================================

Всё было просто--как ебаться.
Карточки были для всех. Карточек хватало. Всегда. Хлеб к этим карточкам прикладывался не всегда.
С 1930 по 1934 год в стране даже не было министерства торговли. Микояну нечем было торговать.

А было министерство, под именем Наркомат Снабжения, которое снабжало весь Советский народ
карточками. Карточек хватало на всех. На всех кому полагались карточки.

Дело в том, что крестьянам (колхозникам) и лишенцам (лишённым политических прав) Микоян и
товарищ Сталин, наш лучший Менеджер,карточек не выдавали.
Лишенцы и крестьяне представляли собой немного больше чем 80%
(восемьдесят процентов)населения СССР.
Никаких блядских попыток пошутить по системе невежественных идиотов,
профессоров Мойши Вербицкого и ненавистника Льва Толстого, эстонского профессора московской
безопасности, Ромика Лейбова.
Я не шучу! ВОСЕМЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ НАСЕЛЕНИЯ сосали хуй и получали ГУРНЫШТ (н-и-ч-е-г-о).
Представьте себе такую жизнь. Были коммерческие магазины, цены в которых были на 200
процентов и на триста процентов и т.д., выше чем цены продуктов по карточкам.

О том, ещё более гнусном и подлом, что происходило когда суки готовили отмену карточек и
потом отменили карточки в 1935 году,(с 1 января на хлеб, а к 1 октября на всё остальное)
читайте у меня, здесь:


И.В.Сталин
и замечательный 1935-ый год.


Именно в 1935 году советские люди услышали наглые и подлые Сталинские
слова:

http://slava-cccp.narod.ru/USSR0028.JPG


«Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее.
А когда весело живется, работа спорится… Если бы у нас жилось плохо, неприглядно,
невесело, то никакого стахановского движения не было бы у нас»

И. В. Сталин 17 ноября 1935 года в выступлении на Первом всесоюзном совещании рабочих и
работниц — стахановцев.


"В 1940 году, когда в провинции уже было невозможно что-либо
купить, очереди в Москве достигали 8 тысяч человек, несмотря на ограничения по въезду в
столицу."


Это предложение я взял из Википедии.

Товарный дефицит в СССР

По донесениям НКВД, начиная с критического, 1939 года, только к открытию магазинов в Москве
собирались 30(тридцать)тысяч человек.
Потом лавина быстро возросла. В ночь с 16 на 17 апреля — 43 800 человек ждали открытия
магазинов в Москве по докладу ГеБешников.

Когда Сталин велел в 1946 году готовить отмену карточек на хлеб, а потом и на остальные
продукты в том же, в 1947 году, он зажал всю страну. Скотина отменил завтраки для
школьников, которые и так жутко недоедали дома. Один врач-старик (родственник родствеников.Я
его знал только глубоким стариком. Он окончил в Бельгии до революции.)говорил мне, что когда
он, участковый врач, шёл в 1947 году по вызову на дом и видел простуду с высокой
температурой, полунищий дом и полуголодное существование, он с ужасом произносил необходимое.
Он должен был сказать, что без хорошего питания больной может умереть. И он же всегда
повторял, что отмена завтраков в школе, многих из предрасположенных детей сделала
туберкулёзниками.

Сталин сократил всё и для всех, чтобы отменить карточки в 1947 году. Страна, как и после
отмены карточек в 1935 году и до самой войны,снова покачивалась от недоедания и
головокружения. Посмотрите на страшные снимки, где сняты тысячи и даже сотня тысяч наших
пленных в начале войны и вы увидите, что они почти все невыросшие, то есть низкорослые. Когда
в диете не хватает белка, тогда не вырастают. Мяса, яиц, колбасы, почти что не было. Каша,
хлеб, иногда селёдка и т.д. Сливочного масла было очень мало.
Поэтому, когда не хватало хлеба, главного поставщика калорий в диете -- покачивались, а то и умирали.
С-У-К-И!
Жиров почти не было. Я знал электрика, который после войны обслуживал трансформатор
высокого напряжения. Они с напарником, по очереди, отливали пару бутылок трансформаторного
масла (так, конечно, чтобы трансформатор не взорвался) и продавали на рынке. Вкус жареного
получался ужасный, но не было никаких жиров, чтобы жарить. С этими деньгами, там же на
базаре, он шёл к бочке с сине-зелёненьким денатуратом (цвет почему-то разнился по стране),
трахал стакан этой отравы и делал вклад в развитие экономики страны. И всем было хорошо.
Всем, кроме его печёнки.

Я считаю, что всех членов команды, которые в Инете рассказывают, наглую подлую гнусь о
замечательном менеджере страны Советов товарище Сталине, нужно заставить 15 часов в день
читать проклятия профессора Мойши Вербицкого в сторону ГОВНОРАШКИ и
диарейную философию его бабы-философини, Юлии Фридман, Жены Вербицкой

И не говорите мне, что это слишком жестокое наказание.
ДА! Я жестокий.

Вениамин.
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

ЮЛИЯ ФРИДМАН --- ГОЛУБЬ МИРА?





Уважаемая дама!

Представьте себе, что вы живёте согласно традиции той самой, приличной еврейской
семьи, из которой вы происходите.. Как говорил некий
Дж. Беркли -- "существовать — значит воспринимать". Не совсем точно, но эта формула может помочь вам представить.

Я уже несколько раз предлагал вам мир и каждый раз говорил, что пишу
в последний раз.

Почему-то (сам не понимаю почему и зачем) мне понадобилось сделать это ещё раз.

Достойные люди умеют достойно, без СТЫДА, проигрывать.
Я не повторяю рассказа о том, мягко сказать, очень некрасивом, что вы
с Администрацией, и примкнувшие к вам, сделали и пытались сделать.

Если ваш достойный триумвират достойно, без всякого сарказма, где-нибудь на людях (ФИФочка?)извинится,--- скажем так;
МЯГКО ИЗВИНИТСЯ --- За совершённую ошибку по отношению ко мне--- то
мы выкурим трубку мира и выпьем самовар чая с вашим замечательным вишнёвым вареньем.

Как вы видите, я снова не говорю ни одного плохого слова. Я не знаю, насколько
вы способны поставить честь выше не самого умного апломба. Но мне
(именно и только сейчас.) хочется предположить, что вместе с виртуальными Крассом
и Помпеем вашего Триумвирата, вы захотите, чтобы на этой платформе блогов наступил мир.
-----------------------------------------------------------------------
Я не форумо-блогозависимый. Для меня личная свобода значительно важнее.
Поэтому я всегда выбираю свободу. Это значит, что я всегда могу уйти, без всяких
проблем, которые бывают у тех, кто не умеет поменять виртуальную среду общения БЕЗБОЛЕЗНЕННО.
---------------------------------------------------------------------------
Эта информация не для давления. Такой ерундой занимаются только неумные люди.
Эта информация для понимания.


Вениамин.
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Великий Ирландский Голод. Great Famine (Ireland)

Great Irish Famine ---- Великий Ирландский Голод 
1845-1852


Мемориал жертвам голода (1845-1849) Дублин, 2006
«Мемориал жертвам голода (1845-1852) Дублин, 2006» на Яндекс.Фотках

Мемориал жертвам Великого 
Ирландского Голода (1845-1852)Collapse )