Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Это вся правда о том, как Красная армия вела войну. Это не победные фильмы для бодряков-идиотов.

Это вся жуткая правда о том,
как Красная армия вела войну.
Это не победные фильмы для бодряков-идиотов.




Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Шотландский посёлок — не колхоз "Россия". Это совсем другая страна.

Шотландский посёлок — не колхоз "Россия".
Это совсем другая страна.



Это мой пост из 2016 года. Добавил фоты и текст и отредактировал всю статью.


Питтенуим (Pittenweem), в восточном углу области Файф, Шотландия.
I use the pictures only for non-commercial purpose
Source
Photo:Paul & Mhairi Carrol

Это рыбацко-крестьянский посёлок Pittenweem. По-русски называется Питтенуим. Где оно такое есть?
А на восточном побережье Шотландии, в губернии по имени Файф (Fife)

И как же они здесь живут в этой жуткой тесноте, без просторов Сибири, и без необъятной шири русской равнины? А хорошо живут.
И не ругаются, что из-за соседа негде пройтиться и разойтиться (sic). Если не ругаться, то можно и пройтиться. А разойтиться им не надо.
Collapse )
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Крапильская Стася, На портрет Вениамина, Дрочит на матрасе, Одинцовская скотина.

Крапильская Стася,
На портрет Вениамина,
Дрочит на матрасе,
Одинцовская скотина.



Ссылка на оригинал скрина в дневнике королевы из Одинцово Стаси-Пидораси Первой:
http://lj.rossia.org/users/kropalik/14661.html

Крапильская, Стаська-Пидораська, совсем ебанулась. Может у неё снова приступ истерии?(или надо истерики?) Когда я вернулся в 2015 году в конце августа, она уже позабыла, как я раздавил её гитлеровское сообщество Кали Юга и что выделывал со всеми ими, эсэсовцами, которые года полтора пытались меня убить. Буквально, а не фигурально. Не хочу снова объяснять.
А тогда, ранней осенью 2015-го, она пыталась раздавить меня массами тупой грязи и клеветы через её, знаменитого пока я не вернулся, и дебильного как и сама хозяйка, клона "Посмотри-на-Табуретку.".
Невежественность подвела её почти в самом начале. И когда я показал уровень тупости и незнания самых простых вещей в поле русской культуры, у неё началась истерия.
Она не могла составить несколько слов увязанных логикой нашего языка или логикой информативности. Это было страшненько.
Молодая сучка помещала гигантские буквы угрожающих цветов, но смысла создать не могла. Она не просто кричала, а дико визжала и кто-то пришёл в мой ЖЖ, чтобы сказать: "А что если она умрёт?" Вместо умрёт стояло не такое дружественное слово. И тогда я наконец понял, что на самом деле Стася просто дура. Тщеславная и охуенно самолюбивая дура. Раньше этого, я относил тупые нелепости её слов и поведения к её молоденьким годам. Как только я понял, что просто-напросто имею дело с дурой, так сразу мне стало с ней легко и просто. Дура есть дура и больше ничего.



Стася, не будь букой. Отнесись объективно, с известной всем, твоей справедливой субъективностью. Эта штука мне таки-да, удалась. Ей-бо, мне самому нравится.
Композиция — удачная. А текст точно попадает в унисон с композицией. Это основа плаката, и особенно, современного. Грамотная композиция с художественным,
притягивающим взгляд, центром. И максимально полное совпадение(сочетание) стиля и привкуса композиции с коротеньким, но мощным текстом.

Но я ни в коем случае не говорю, что я художник. Нахуя? Я просто блогер на Мишкиной платформе. Когда Мырзин рванул из Перми и приземлился в Киеве, он был одно время
в моде, как русский борец против Путина. И во всех интервью на YouTube, — но бывало даже и на украинском радио, — он назывался художником. А что? Уже 2500 плакатов
спиздил, как он нам сообщает по нескольку раз в день.

---------------------------------------------------------------------
А ей жутко хочется считаться умной и проницательной. Такой она выставляла себя в её сообществе КАЛИ ЮГА, пока они не разобрались что к чему. И, с тех времён, с 2015-го года, ей очень хочется общаться со мной. Таких клиентов было за годы — вагон. Уж наверное большие десятки, если не сотня. Сначала они смотрели сверху вниз на старого яврея и пытались убить меня стандартом грязи и клеветы с примитивным матом. Больше они ничего и не умеют. На вашем месте товарищ полковник я бы создал совет консультантов немедленного реагирования. Хорошая и правильная мысль. С вас, между прочим, бутылка с приличной закусью.
К тому времени, когда я их размазывал по стенкам, они понимали, что я лучший и самый внимательный в диалоге собеседник. Но уже было поздно. Они мне не были нужны. Так было с дурачком Мырзиным, с Косыревой и т.д. Дохуя и больше. Вы даже и представить не можете, что дурочка Крапильская творила для того, чтобы вынудить меня к общению, и вытворяет сегодня.
Счас она уже на подходе к такому же истеричному состоянию, как и тогда, в 2015-ом году. Это не просто игры в перекрытие. Каждый день, вместе с некоторыми другими гондонами и гондоншами, представляющими нацистов, супругов Вербицких, она пишет грязные и тупые комменты к моим постам. АГА. Немало и даже иногда совсем много. Каждый день. АГА. У неё есть мильёны клонов и она запускает их в работу против жида. Ну и этот клон, kropalik. Она его полюбила, как с ней случалось не однажды, и тогда она, в основном, использует любимого клона. Если бы у ей была пизда, то можно было бы по простому задействовать добрую старую медицину и постановить через общественный консилиум, что у неё БЕШЕНСТВО МАТКИ. Но чего нету, того нету. И я уже больше не переживаю за неё и не интересуюсь почему она не оперируется. Мне уже совершенно по хую мороз, эта тщеславная, плохо развитая, и приставучая как репей, дурёха.


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

gudrun_fioshev — самый дебильный Кремлёвский сексот.

gudrun_fioshev — самый дебильный Кремлёвский сексот.


Ссылка на оригинал скрина:
http://lj.rossia.org/users/veniamin/2138110.html

Вот такой он болван. Наверное вы и сами поняли, что этим комментом идиот подтвердил не только мой последний пост о нём, но и всё остальное,
что я рассказывал о нём.
Ёбаный Люлькин цветной телевизор, это такие дебилы счас работают на Путина в ГеБе. Вам не стыдно тов. полковник за такие кадры?
Законченный идиот! Я просто хуею с того, что Россия всё ещё intact с такими дебильными кадрами, обеспечивающими её политическую безопасность.
Рыготина становится традицией русской повседневной жизни.


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

"Парижское кафе." Другой и не очень известный Илья Репин.

Это мой пост из 2013-го года, 26-го марта

"Парижское кафе."
Другой и не очень известный Илья Репин.


Парижское кафе, 1875, Репин Илья Ефимович (1844-1930)
Парижское кафе, 1875, Репин Илья Ефимович (1844-1930)

У Репина есть фигурный пейзаж, который он написал в 1876, сразу после того что он вернулся домой после трёх лет в Париже. И в том пейзаже тоже, как и в этом
"Парижском кафе", есть интересный привкус--- назовём это не сомневаясь --- импрессионизма и вполне уже пост-импрессионизма.
Я думаю, что Репин мог бы стать другим художником, то есть другого стиля и совсем других композиций. Он сам не захотел. Насколько это решение было в первую
очередь творческим, а насколько на него повлияло висевшее в воздухе требование и давление на творческих людей, о том, что искусство--есть служение народу---я
просто не знаю. Когда-то я хотел почитать, что пишут исследователи. И почти сразу выяснилось,
что они об этом почти не пишут. Упоминают, и это всё. Потому что одни не задумывались, а другие никак не хотят Репина в потенциальные создатели русского пост-
имрессионизма или чего-то подобного.

Поэтому публика не знает такую лёгкую штучку как "Парижское кафе". Создатели мнения для публики считали и считают, что Репин должен соответствовать:
"Бурлаки..." Крёстный ход..." "...письмо султану." "Не ждали." и т.д. и т.п.
Конечно не последнюю роль в том, что эту картину не показывали народу сыграло то, что на переднем плане стоят обнявшись два гея. (Или они просто братья?) Репин
приехал в Париж в 1873 году, через три месяца после того, что Верлен стрелял в Брюсселе в Рембо. Можете не сомневаться, что он услышал об этих поэтах и об их
совместной, бурной гейской жизни.

Сегодняшнее добавление. Люля Фридман, на днях, поместила в стихах что-то малопонятное про этих геев,
Верлена и Рембо, основателей символизма в поэзии. Если вдруг, даю ссылку на её стих:

http://lj.rossia.org/users/aculeata/1770827.html

В предыдущем, в 1872 году, то есть за год перед приездом Репина, эта пара жутко эпатировала весь Париж. Они не только везде появлялись открыто вместе (у Верлена
была жена и детки. Жену он поколачивал.), но эгоистичный жлоб Рембо нарисовал на столике кафе картину. Вместо красок или карандашей, он использовал его
экскременты.
Всё же интересно, если Репин действительно решился написать геев. Конечно, можно предположить, что эти пьяные под ручку мужчины, просто братья.
Да ещё и известные публике. Я не знаю про эту работу. И мне не хочется разрушать мои представления о ней. Вы посмотрите, медленно, на каждую
фигуру и на каждый взгляд и на другие мелкие детали, и вам сразу станет интересно. Очень интересно.

Посмотрите на крестик дамы, которую так нагло оценивает усач и на которую недобро посматривает другая дама. Крестик, случаем, не православный? Дама, похоже, в
трауре. Они так уставились на неё, потому что она посмела прийти и сесть в кафе без мужчины. Это очень плохо говорило о её нравственности в начале последней
парижской четверти 19-го века. Может быть композция включила в себя реальный сюжет того времени, а? Посмотрите.
Или не смотрите. Тоже хорошо, тоже красиво. Я полностью (можно вставлять) подготовил ещё восемь или девять картинок не слишком известного публике Репина. Но
только теперь я понял, что "Парижское кафе"нельзя ни с чем совместить и нельзя ни с чем объединять в одном посте. Это значит, что остальные картинки--потом.


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Спасибо тебе Никита от выдающихся математиков за творческий антисемитизм!

Спасибо тебе Никита от выдающихся математиков за творческий антисемитизм!



Какой он уверенный в себе и в завтрашнем дне этот замечательный генерал-лейтенант, правда?
Но ничего не поделаешь. Судьба играет человеком, а человек...




Ну? Хоть что-нибудь есть в мозгах или вы как Люлька Малафейкина ни хрена не знаете, а то и как мандовошка Витухновская вообще презираете русскую историю?
Никита согласился написать заяву на увольнение по собственному желанию 14-го октября 1964 года. Что это значит, а? Ну, это ж просто! А это значит, что он так крепко и уверенно стоит на трибуне
над Владимиром Лениным 1-го мая 1964 года. Потому что до 7-го ноября он не дотянул, а 9-ое мая сделал праздником в следующем году аж Брежнев. Я уже работал и конечно помню когда Никиту скинули и когда 9 мая стало праздником. Какая же Сталин был скотина. Даже День Победы забрал как праздник! Сука! Как же мы в тот день накушались, ебена Люлина правая титя! Это ж не только был праздник, которого не было, но это была круглейшая дата. 20(ДВАДЦАТЬ) лет Победы! И сам Никита и, по-моему, его пиздун сын, говорили, что он, хоть и не знал о заговоре, но предчувствовал, что на него наедут и был готов уйти. Здесь мы не очень-то видим такое настроение. Правда? Он счас помахает-помахает, постоит-постоит, а потом пойдёт домой, где Нина нальёт ему рюмку-другую и он выпьет с его детьми и всякими зятьями-невестками и будет ему счастье. Так уж оно устроено помимо всяких мудаков и мудачек от философии, которые цалуют перед крепким сном портретную жопу Адика Гитлера. Всё оно двигается согласно великому Исайе Берлину и только так! АГА.
Всё идёт как идёт и нету никаких систем и формул, по которым якобы развивается человечество. НЕТУ!!! Я до этого додумался когда мне было то ли 38 то ли 39 лет. Я просто подумал откуда бы они взялись какие-нибудь законы и системы, то есть всякая спецгеометрия для движения человеков вперёд? В природе не бывают параллелепипеды или моген-давиды. И точка. И потом, почти четверть века я жутко робел рассказать кому-нибудь об этом, потому что это было против всех Кантов и Сократов вместе взятых, а я в философии был НОЛЬ. И НИКОМУ! А когда мне было уже больше шестидесяти я прочёл об Исайе Берлине и в общих чертах об его философии. И оно сошлось с тем, что думал я. Я был охуенно счастлив! Возможно это был самый счастливый момент в моей жизни, потому что счастья у меня случалось не слишком много. Всё идёт как идёт, детки, и больше нихуя нету. Как нету и быть не может такой примитивно-недоразвитой единицы как БОГ! Люля! Неужели это правда, что ты ходила в начале 90-х к попам и цаловала там грязную поповскую лапу или сучка катит на тебя бочку?




Ну? Я думаю, что вы уже научились, правда? Когда они стоят первый раз на трибуне как лидеры страны победившего, через геморроидную жопу тов. Сталина, социализма?
Правильно! Они стоят в день той самой Великой, Октябрьской Социалистической Революции, которую организовал для них самый антисоветский враг нашей родной Партии и шпиёнский диверсант против всего государства Советов народных депутатов за деньги от всех западных сил вместе взятых, Иудушка Троцкий.
Маладца Иудушка! А они суки ему спасибо так и не сказали, за то, что он обеспечил им возможность жрать икру золотыми ложками, в итальянских костюмах, в бронированных Мерседесах и нихуя не делать! Ни разу не сказали. А вы, грёбаные математики, соображаете, что произошло бы, если бы Никита вдруг не был бы таким дурным антисемитом? Что бы случилось с вами, если бы он объявил, что партия полностью осуждает наезд не только на врачей-евреев, но и антиинтернациональный наезд на всех жидов, типа явреев, и будет бороться везде и всюду против таких явлений? А ничего бы тогда не случилось. Если бы это сказал и подчеркнул глава Партии, никто бы не посмел проводить крутейшую антисемитскую кампанию против математических абитуриентов или против тех, кто хотел или даже уже был готов остепениться, ебёна Люлька Малафейкина! И, между прочим, те кто счас большие имена в Париже или в США, были бы всего лишь профессорами МГУ или ВШЭ. Поэтому: СПАСИБО ТЕБЕ НИКИТА ЗА ТВОРЧЕСКИЙ АНТИСЕМИТИЗМ. Ладно. Отдыхайте.


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Без Крыма, т. Сталин, мы не сможем завершить нашу революцию во всемирном масштабе. Даёшь Крым!

Без Крыма, т. Сталин, мы не сможем завершить нашу революцию
во всемирном масштабе. Даёшь Крым!




Ссылка на оригинал:
Телеграмма В.И. Ленина И.В. Сталину о необходимости как можно скорее овладеть Крымом
в связи с возможностью начала гражданской войны в Германии.


Неплохо смотрятся пацаны, а? Вот только смотрят они в разные стороны. К чему бы это, дорогая моему сердцу Люлечка? Что говорит твоё поэтическое предвидение? Не к дождю ли оно?
Это март. Но только через восемь месяцев, когда у Фрунзе высвободились огромные масс войск, он взял Крым в Перекопско-Чонгарской операции, которая случилась с 7 по 17 ноября. 17 ноября 1920-го его войска взяли Ялту и весь Крым стал советским.
У Врангеля не было никаких шансов. По основным параметрам превосходство Фрунзе достигало сотен процентов. У него было почти столько же сабель (40 тысяч), сколько у Врангеля была вся, так называемая, Русская армия. А штыков у Фрунзе было 146 тысяч против всей Русской армии Врангеля, численностью меньше чем 42 тысячи. Все эти рассказы белых, про то как охуительно бились в этой битве насмерть Дроздовцы(дивизия), Марковцы(дивизия) и Корниловский ударный полк, есть пиздёж для тех, кто как вы, гнусные педофиляки, неспособен к логическому анализу. После всего героизма и битвы не на жизнь, а насмерть, белые потеряли две тысячи. И это всё. Воевать они не хотели, потому что не за что было. Какой-то патриот Козьего болота с гордостью рассказал в Википедии, что когда ранили командира одного из дроздовских батальонов, его бойцы сначала гуманно и великодушно отнесли командира к артиллерийской батарее, и только после этого пошли вперёд и сдались Красным. АГА.
ХА-ХА-ХА!!! Полная жопа огурцов у дебила-рассказчика!
Перед началом этой операции прислали множество комсомольцев и коммунистов. Это не были политработники в Отечественную типа Брежнева. Они ещё были идейные и шли в бой НАСМЕРТЬ! Это был Троцкий, который ещё в начале пути потребовал чтоб Ленин прислал ему коммунистов, но не пиздунов. А чтоб прислал таких, которые поведут словом и делом войска в бой, с готовностью погибнуть самим, если придётся. И они вели красноармейцев вперёд, и гибли и Ленин присылал новых. Его партия потеряла таким образом многих, убеждённых в правоте их дела. Мы не говорим счас о качестве марксизма и той порнухи, которую Ленин и Троцкий поднесли на блюдечке с голубой каёмочкой товарищу Сталину. Но у белых и близко не было таких масс, готовых биться и гибнуть за идею. У них не было никакой идеи. Офицерство скрывалось от призыва Деникина десятками тысяч. Ага. Читайте хорошего писателя Антон Иваныча Деникина. Я когда-то рассказал всё детально.


18 марта 2014-го года. Президент Путин обращается к Федеральному собранию с предложением включить республику Крым в Российскую Федерацию.

И напоследок глава: НИЧТО НЕ НОВО ПОД ЛУНОЙ!
Через четыре с половиной месяца после взятия Крыма, Нарком по делам национальностей тов. И.В. Сталин (29 апреля 1921 г.) прислал членам Политбюро ЦК РКП(б) и секретарю ЦК РКП(б) В.М. Молотову записку о необходимости создания Крымской автономной республики. К тексту своей инициативы он сделал пометку: «т. Ленин не возражает».И тов. Ленин таки да не возражал.
Поэтому, через полгода, 18 октября 1921-го года появилась Крымская Автономная Социалистическая Советская Республика, которая стала частью РСФСР. Ничего не напоминает, а? Опять же 18-го, но не октября, а марта, 2014-го года, Республика Крым официально стала частью Российской Федерации.
Крым ходил завоёвывать ещё князь Голицын, любовник этой страхолюдной бабы, царевны Софьи. Это было позорище. Катерина Великая, по-моему, два раза воевала Крым, пока его захватила. Но и через сто тридцать лет, к Первой войне, Крым стоял полупостой. Нихуя туда не вкладывали и вовсе не собирались развивать. За что же гибли русские? На что тратили бабки этой всегда бедной страны? А вы у них спросите, у правителей. У тогдашных и у сегодняшних. Точка.


Ссылка на оригинал записки Сталина в Политбюро. Если хватит терпения разбирать почерк. Лично я просто не выношу это занятие:
Записка И.В. Сталина членам Политбюро ЦК РКП(б) и секретарю ЦК РКП(б) В.М. Молотову о необходимости
создания Крымской автономной республики (с пометой: «т. Ленин не возражает»).


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

По-моему, это самое то, что счас надо. А уж почему—соображайте сами, если конечно есть соображалка.

По-моему, это самое то, что счас надо.
А уж почему — соображайте сами, если конечно есть соображалка.


Станислав Лем
Dzienniki gwiazdowe 1953

Звёздные дневники Ийона Тихого
Путешествие двадцать четвертое.

Обратите внимание на то, что я о вас позаботился как отец родной. Одна столица называется ДЕБИЛИЯ, а другая — МОРОНА. ХА-ХА-ХА!!! Precisely for you, ебёна Люленция!
Уважающие сами себя резиновой залупой в жопу жидоеды и, в жопу же выхаренные без вазелина, очаровашки-жидоедки! Станислав Лем из явреев не на 99%, а именно что на 100%!
Поэтому как вы все объявляете, что не читаете жида Вениамина, точно так же вы, — принципиальные борцы за безжидовское счастье для всего достойного человечества, — обязаны не
читать жида Лема. А если вдруг кто-нибудь предаст ваши нацистские принципы, у того(той) иммунитет резко ослабеет и жидовский коронавирус возьмёт вас в могилу голыми руками. AMEN!


На тысяча шестой день после отлета с местной системы в туманности Нереиды я заметил на экране ракеты пятнышко, которое напрасно старался стереть кусочком замши. За неимением другого занятия я чистил и полировал экран четыре часа подряд, прежде чем заметил, что пятнышко — это планета, очень быстро увеличивающаяся. Облетая вокруг этого небесного тела, я с немалым удивлением увидел, что его обширные материки покрыты правильными геометрическими орнаментами и рисунками. Соблюдая необходимую осторожность, я высадился посреди голой пустыни. Она была выложена небольшими дисками, около полуметра в диаметре; твердые, блестящие, словно выточенные, они тянулись длинными рядами в разные стороны, складываясь в узоры, уже замеченные мною с большой высоты. Закончив предварительные исследования, я сел за руль, поднялся в воздух и стал носиться низко над землей, пытаясь разгадать тайну этих дисков, которая безмерно интриговала меня.

Во время двухчасового полета я обнаружил один за другим три огромных красивых города; я опустился на площадь в одном из них, но он был совершенно пуст; дома, башни, улицы — все словно вымерло, хотя нигде не было следов ни войны, ни стихийного бедствия. Все более удивляясь и недоумевая, я полетел дальше и около полудня очутился над обширным плоскогорьем. Заметив вдали блестящее здание, а вокруг него какое-то движение, я тотчас поспешил туда. На каменистой равнине возвышался дворец, весь сверкающий, словно высеченный из цельного алмаза; к его золоченым дверям вели мраморные ступени, у подножия которых толпилось несколько десятков существ. Присмотревшись к ним, я пришел к выводу, что, если только зрение меня не обманывает, они не только живые, но и похожи на людей настолько, что я назвал их Animal hominiforme; это название было у меня наготове: во время полетов я всегда сочинял различные определения, чтобы иметь их в запасе на подобный случай. Имя Animal hominiforme отлично подходило к этим существам, так как они ходили на двух ногах и у них были руки, головы, глаза, уши и рты; правда, рот находился посреди лба, уши под подбородком (по паре с каждой стороны), а глаз, разбросанных по обеим щекам, был целый десяток; но путешественнику, который, как я, встречал в своих странствованиях самых удивительных тварей, эти существа в высшей степени напоминали людей.

Приблизившись на разумное расстояние, я спросил, что они делают. Они не ответили, продолжая усердно заглядывать в алмазные зеркала, возвышавшиеся на нижних ступенях лестницы. Я попытался оторвать их от этого занятия раз, другой и третий, но, видя безуспешность своих усилий, потерял терпение и энергично потряс одного из них за плечо. Тотчас все обернулись, словно впервые заметив меня, с легким удивлением оглядели мою ракету, после чего задали несколько вопросов, на которые я охотно ответил. Так как они ежеминутно прерывали беседу, чтобы заглянуть в алмазные зеркала, я стал опасаться, что не сумею расспросить их, как должно; в конце концов я уговорил одного из них удовлетворить мое любопытство. Этот индиот (ибо они называются, по его словам, индиотами) сел со мною на камнях невдалеке от лестницы. Я был рад, что именно он стал моим собеседником, ибо в десятке его глаз, сверкавших посреди щек, отражался незаурядный ум. Откинув уши на плечи, он рассказал мне историю своих сородичей такими словами:

— Чужестранный путник! Ты должен знать, что мы народ с давним и славным прошлым. Население нашей планеты испокон веков делилось на спиритов, достойных и лямкарей. Спириты пытались постигнуть сущность Великого Инды, который сознательным актом творения создал индиотов, поселил их на этой планете и в непостижимом своем милосердии окружил звездами, сверкающими в ночи, а также приладил Солнечный Огонь, дабы он освещал наши дни и ниспосылал нам благодетельное тепло. Достойные устанавливали подати, разъясняли значение государственных законов и пеклись о заводах, на которых смиренно трудились лямкари. Так, все дружно трудились для общего блага. Жили мы в мире и согласии; цивилизация наша расцветала все пышнее. На протяжении веков изобретатели создавали машины, облегчавшие труд и там, где в древности сотни лямкарей гнули облитые потом спины, через несколько веков стояло их у машин лишь двое-трое. Наши ученые все больше совершенствовали машины, и народ этому радовался, но последующие события показали, насколько эта радость была, увы, преждевременной. А именно: один ученый конструктор создал Новые Машины, столь совершенные, что они могли работать самостоятельно, без всякого наблюдения. И это было началом катастрофы. По мере того как на заводах появлялись Новые Машины, толпы лямкарей лишались работы и, не получая вознаграждения, оказывались лицом к лицу с голодной смертью…

— Погоди, индиот, — прервал я его. — А что сталось с доходом, который приносили заводы?

— Как что? — возразил мой собеседник. — Доход поступал достойным, их законным владельцам. Так вот, я уже сказал, что нависла угроза голодной смерти…

— Что ты говоришь, почтенный индиот! — воскликнул я. — Довольно было бы объявить заводы общественной собственностью, чтобы Новые Машины превратились в благодеяние для вас!

Едва я произнес это, как индиот задрожал, замигал тревожно десятком глаз и запрядал ушами, чтобы узнать, не слышал ли моих слов кто-либо из его товарищей, толпящихся у лестницы.

— Во имя десяти носов Инды умоляю тебя, чужеземец, не высказывай такой ужасной ереси — это гнусное покушение на самую основу наших свобод! Знай, что высший наш закон, называемый принципом свободной частной инициативы граждан, гласит: никого нельзя ни к чему приневоливать, принуждать или даже склонять, если он того не хочет. А раз так, кто бы осмелился отобрать у достойных фабрики, если достойным было угодно радоваться им?! Это было бы самым вопиющим попранием свободы, какое только можно себе представить. Итак, я уже говорил, что Новые Машины создали огромное множество неслыханно дешевых товаров и лучших припасов, но лямкари ничего не покупали, ибо им было не на что…

— Но, дорогой индиот, — вскричал я снова, — разве лямкари поступали так добровольно? Где же была ваша вольность, ваши гражданские свободы?!

— Ах, достойный чужеземец, — ответил, вздохнув, индиот, — наши законы по-прежнему соблюдались, но они говорят только о том, что всякий гражданин волен поступать со своим имуществом и деньгами, как ему угодно, и ничего не говорят о том, где их взять. Лямкарей никто не угнетал, никто их ни к чему не принуждал, они были совершенно свободны и могли делать все что угодно, а между тем, вместо того чтобы радоваться столь полной свободе, мерли как мухи… Положение становилось все более угрожающим: на заводских складах громоздились до неба горы товаров, которых никто не покупал, а по улицам бродили толпы отощалых, как тени, лямкарей. Правящий государством Высокий Индинал, состоящий из спиритов и достойных, целый год совещался о мерах борьбы с этим злом. Члены его произносили длинные речи, с величайшим жаром ища выхода из тупика, но напрасны были все их усилия. В самом начале совещаний один из членов Индинала, автор превосходного сочинения о сущности индиотских свобод, потребовал отобрать у конструктора Новых Машин золотой лавровый венок и выколоть ему девять глаз. Против этого восстали спириты, умоляя во имя Великого Инды сжалиться над изобретателем. Четыре месяца Индинал разбирался, нарушил ли конструктор законы нашей страны, изобретая Новые Машины. Собрание разделилось на два ожесточенно враждующих лагеря. Конец спору был положен пожаром архивов, истребившим все протоколы; а так как никто из высоких членов Индинала не помнил, какого мнения держался, тем дело и кончилось. Затем предложено было уговорить достойных — владельцев заводов — отказаться от Новых Машин; Индинал с этой целью образовал смешанную комиссию, но все ее просьбы и уговоры не помогли. Достойные ответили, что Новые Машины работают быстрее и дешевле лямкарей, а потому им угодно производить продукцию именно этим способом. Высокий Индинал начал советоваться далее. Был разработан законопроект, предписывавший владельцам заводов выделять известную долю своих доходов лямкарям, но и он был отвергнут, ибо, как справедливо заметил Ахриспирит Ноулейб, такая даровая раздача средств к существованию духовно развратила бы и унизила лямкарей. Тем временем горы готовых товаров все росли и наконец стали ссыпаться через заводские ограды, а измученные голодом лямкари стекались к ним толпами с грозными криками. Напрасно спириты с величайшей кротостью твердили им, что тем самым они восстают против законов государства и неисповедимых путей Инды, что они должны со смиреньем нести свой крест, ибо, умерщвляя плоть, они возносятся духом на непостижимую высоту и снискивают верную награду на небесах. Лямкари оказались глухи к этим мудрым словам, и для усмирения их злонамеренных замыслов пришлось прибегнуть к вооруженной силе.

Тогда Высокий Индинал призвал пред свое лицо ученого конструктора Новых Машин и обратился к нему с такими словами: «Ученый муж! Великая опасность грозит нашему государству, ибо в массах лямкарей рождаются бунтовские, преступные мысли. Они домогаются ниспровергнуть наши великие вольности и законы о свободе инициативы. Нам должно напрячь все силы для защиты свободы. Тщательно все обсудив, мы убедились, что не справимся с этой задачей. Даже наделенный величайшими добродетелями, совершеннейший и законченный индиот может поддаться велениям чувств, колебаться, склоняться на чью-либо сторону, ошибаться и потому не вправе решать столь запутанный и важный вопрос. Поэтому ты должен в течение шести месяцев построить нам Машину для Управления Государством, обладающую точным мышлением, строго логичную, совершенно объективную, не знающую ни колебаний, ни эмоций, ни страха, затемняющих работу живого разума. Пусть эта Машина будет так же беспристрастна, как беспристрастен свет Солнца и звезд. Когда ты создашь ее и приведешь в действие, мы переложим на нее бремя власти, слишком тяжелое для наших плеч».

«Да будет так. Высокий Индинал! — ответил конструктор. — Но каков должен быть основной принцип деятельности Машины?»

«Конечно, принцип свободной инициативы граждан. Машина не должна ничего ни приказывать им, ни запрещать; она может, конечно, изменять условия нашего существования, но только путем предложений, предоставляя нам возможности, между которыми мы будем свободно выбирать».

«Да будет так, Высокий Индинал! — повторил конструктор. — Но это касается путей ее действия, а я спрашиваю о конечной цели. К чему должна будет стремиться Машина?»

«Нашему Государству угрожает хаос; ширится анархия и неуважение к законам. Пусть Машина установит на планете Высочайшую Гармонию, пусть установит и упрочит Совершенный и Абсолютный порядок».

«Будет, как вы сказали! — промолвил конструктор. — В течение шести месяцев я построю Установитель Добровольного Абсолютного Порядка. Я берусь это сделать. Прощайте…»

«Погоди, — прервал его один из достойных. — Машина, которую ты построишь, должна действовать не только совершенно, но и приятно, то есть все создаваемое ею должно вызывать ощущения, которые удовлетворили бы самый изысканный вкус…»

Конструктор поклонился и молча вышел. Напряженно работая, с помощью отряда искусных ассистентов он создал Машину для Управления Государством, ту самую, которую ты, чужеземец, видишь на горизонте как темное пятнышко. Это громада железных цилиндров удивительного вида, в которых что-то непрестанно громыхает и вспыхивает. День ее запуска был большим государственным праздником; старейший Архиспирит торжественно освятил ее, после чего Высокий Индинал передал ей всю полноту власти. Тотчас же Установитель Добровольного и Абсолютного Порядка протяжно засвистел и приступил к делу.

Шестеро суток Машина работала непрерывно; днем над нею возносились клубы дыма, ночью ее окружало светлое зарево. Почва сотрясалась на сто шестьдесят миль кругом. Потом дверцы в ее цилиндрах раскрылись, и оттуда высыпали толпы маленьких черных автоматов, которые враскачку, словно утки, разбежались по всей планете, до самых отдаленных закоулков ее. Куда бы они ни попали, они собирались у заводских складов и в общепонятных и изящных словах требовали различных товаров, за которые платили без промедления. За одну неделю склады опустели, и достойные — владельцы заводов — облегченно вздохнули, говоря: «Поистине превосходную Машину построил конструктор!» Действительно, изумление охватывало при виде того, как автоматы потребляют купленные ими товары: они одевались в парчу и атлас, смазывали себе оси косметикой, курили табак, читали книги, роняя над печальными страницами синтетические слезы, и даже нашли искусственный способ лакомиться деликатесами и сластями (правда, без пользы для себя, ибо питались они электричеством, но зато с пользой для фабрикантов). Только толпы лямкарей не выражали ни малейшего удовлетворения — напротив, их ропот все нарастал. Достойные же с надеждой ожидали от Машины дальнейших действий, которые не заставили себя ждать.

Она накопила огромные запасы мрамора, алебастра, гранита, горного хрусталя, яшмы, груды меди, мешки золота и серебра, а затем, грохоча и дымя ужасно, построила здание, какого индиоты доселе не видывали, — вот этот Радужный Дворец, что высится пред тобой, чужеземец!


Во всём мире продано, как на счас, 45 000 000 (сорок пять миллионов) книг Станислава Лема. Атеист и полиглот Станислав Лем,
кроме польского, знал немецкий, латынь, украинский, английский, русский и французский.
А Люля Фридман такая же фашистская сука как и кремлёвский провокатор, Мишка-наци Вербицкий.


Я посмотрел туда, куда показывал индиот. Солнце как раз выглянуло из-за туч, и лучи его заиграли на шлифованных стенах, рассыпаясь сапфировыми и гранатовыми огнями; радужные пятна, казалось, трепетали у выступов и бастионов, а крыша со стройными шпилями, выложенная золотой чешуей, вся сверкала. Я наслаждался этим великолепным зрелищем, а индиот продолжал:

— По всей планете разнеслась весть об этом дивном здании. Начались настоящие паломничества к нему из самых дальних краев. Когда толпы заполонили все окрестные поля и луга, Машина разверзла свои железные уста и заговорила:

«В первый день Месяца Стручьев растворятся яшмовые врата Радужного Дворца, и каждый индиот, знатный или безродный, сможет по своей воле войти в него и вкусить всего, что его там ожидает. До этого времени сдержите добровольно свое любопытство, как потом добровольно будете его насыщать».

И вот утром, в первый день Месяца Стручьев, загремели серебряные фанфары и с глухим рокотом растворились двери Дворца. Толпы народа потекли в него широкой рекою, втрое шире, чем мощеная дорога, соединяющая обе наши столицы — Дебилию и Морону. Целый день двигались массы индиотов, но толпа их не убывала, ибо из глубины страны прибывали все новые. Машина оказывала им гостеприимство: черные автоматы, пробираясь в давке, разносили прохладительные напитки и сытные кушанья. Так продолжалось пятнадцать дней. Тысячи, десятки тысяч, наконец, миллионы индиотов вошли в Радужный Дворец, но из тех, кто вошел, ни один не вернулся.

Кое-кто удивлялся, что бы это могло означать и куда могла сгинуть такая масса народа, но их одинокие голоса тонули в бодром ритме маршевой музыки; проворные автоматы поили жаждущих и насыщали голодных, серебряные куранты на дворцовых башнях вызванивали время, а когда наступала ночь, хрустальные окна Дворца горели огнями. Наконец толпы ожидающих значительно поредели; лишь несколько сот индиотов терпеливо ждали на мраморных ступенях своей очереди, и вдруг, заглушая бравурную барабанную дробь, разнесся крик ужаса: «Измена! Слушайте! Дворец совсем не чудо, но адская ловушка! Спасайся кто может! Горе! Горе!»

«Горе!» — отозвалась толпа на ступенях, заметалась и кинулась врассыпную. Ей никто не препятствовал.

На следующую ночь несколько отважных лямкарей подкрались к Дворцу. Вернувшись, они рассказали, что задняя стена Дворца медленно раскрылась и оттуда высыпалось несметное множество блестящих кружков. Вокруг них засуетились черные автоматы, развозя их по полям и укладывая замысловатыми фигурами и узорами.

Услыхав об этом, спириты и достойные, ранее заседавшие в Индинале (они не ходили к Дворцу, дабы не смешиваться с уличным плебсом), тотчас же собрались и, желая разгадать тайну, призвали к себе ученого конструктора. Вместо него явился его сын, он был мрачен и катил перед собой большой прозрачный диск.

Достойные, не владея собой от нетерпения и гнева, бранили ученого и осыпали его самыми тяжкими проклятиями. Они забросали юношу вопросами, требуя объяснить, что за тайны кроются в Радужном Дворце и что сделала Машина с вошедшими туда индиотами.

«Не смейте порочить память моего отца! — гневно ответил юноша. — Он построил Машину, строго придерживаясь ваших приказов и пожеланий; пустив ее в ход, он не больше каждого из нас знал, что она будет делать, и лучшее тому доказательство — то, что он одним из первых вошел в Радужный Дворец!»

«И где же он теперь?!» — воскликнул Индинал в один голос.

«Вот он», — скорбно ответил юноша, показывая на блестящий диск. Надменно взглянул он на старцев и ушел, никем не задерживаемый, катя перед собою превращенного отца.

Члены Индинала содрогнулись от гнева и тревоги; потом, придя к убеждению, что Машина не посмеет причинить им зла, запели гимн индиотов, а укрепясь оттого духом, вместе вышли из города и вскоре очутились перед железным чудовищем.

«Негодная! — вскричал старейший из достойных. — Ты обманула нас и попрала наши законы! Останови сей же час свои котлы и винты! Не смей больше поступать так бесчинно! Что ты сделала со вверенным тебе народом индиотов, говори?»

Едва он умолк, Машина остановила свои шестерни. Дым растаял в небе, воцарилась полная тишина, потом железные уста раскрылись, и зазвучал голос, подобный грому:

«О достойные, и вы, спириты! Я Властительница индиотов, вами самими вызванная к жизни, и должна сознаться, что не могу стерпеть беспорядка в ваших мыслях и неразумности ваших упреков! Сначала вы требуете, чтобы я установила порядок, а потом, когда я приступаю к делу, мешаете мне работать! Вот уже три дня, как Дворец опустел; наступил полный застой, никто из вас не приближается к яшмовым вратам, и завершение моего дела задерживается. Но я заверяю вас, что не остановлюсь, пока его не закончу».
При этих словах затрепетал Индинал, как один человек, и воскликнул:

«О каком порядке ты говоришь, бесчестная? Что ты сделала с братьями и ближними нашими, презрев законы нашей страны?!»

«Что за глупый вопрос! — ответила Машина. — О каком порядке я говорю? Взгляните на себя, посмотрите, как беспорядочно устроены ваши тела; из них торчат всякие конечности, одни из вас высокие, другие низкие, одни толстые, другие худые… Двигаетесь вы хаотично, останавливаетесь, глазеете на какие-то цветы, на облака, бродите без цели по лесам, и ни на грош нету во всем этом математической гармонии! Я, Установитель Добровольного и Абсолютного Порядка, придаю вашим хрупким, слабым телам красивые, прочные, неизменные формы, из которых выкладываю приятные глазу симметричные рисунки и орнаменты несравненной правильности, вводя таким образом на планете элементы совершенного порядка…»

«Чудовище! — возопили спириты и достойные. — Как ты смеешь губить нас?! Ты попираешь наши права, уничтожаешь нас, истребляешь!»

В ответ Машина пренебрежительно скрежетнула и промолвила:

«Говорила же я, что вы и мыслить-то логически не умеете. Разумеется, я уважаю ваши права и свободы. Я устанавливаю порядок, не прибегая к насилию или принуждению. Кто не хотел, не входил в Радужный Дворец; тех же, кто сделал это (и сделал, повторяю, по собственной, частной инициативе), тех я изменяла, превращая вещество их тела так замечательно, что в новой форме они просуществуют века. Ручаюсь вам в этом».

Некоторое время царило молчание. Потом, пошептавшись между собою, члены Индинала решили, что законы Машиной действительно не нарушались и дело обстоит совсем не так плохо, как казалось сначала.

«Мы сами, — сказали достойные, — никогда бы не совершили такого злодейства, вся ответственность падает на Машину; она поглотила огромные множества готовых на все лямкарей, и теперь оставшиеся в живых достойные могут вместе со спиритами вкушать покой, восхваляя неисповедимые пути Великого Инды. Будем, — сказали они, — издалека обходить Радужный Дворец, и тогда не случится с нами ничего дурного».

Хотели они уже разойтись, но тут Машина заговорила снова:

«Слушайте внимательно то, что я скажу вам. Я должна закончить начатое мною дело. Не собираюсь никого приневоливать, уговаривать или склонять к каким-либо поступкам; я и далее предоставляю вам полную свободу частной инициативы, но заявляю, что если кто-либо из вас пожелает, чтобы его сосед, брат, знакомый или другой близкий человек взошел на ступень Кругообразной Гармонии, пусть вызовет черные автоматы, которые тотчас же явятся к нему и поведут указанного им человека в Радужный Дворец. Это все».

Воцарилось молчание, в котором достойные и спириты переглядывались со внезапно возникшими подозрениями и тревогой. Наконец заговорил Архиспирит Ноулейб, дрожащим голосом разъясняя Машине, что было бы великой ошибкой превращать их всех в блестящие диски; так будет, если такова воля Великого Инды, но, чтобы познать ее, понадобится много времени. Поэтому он предлагает Машине отложить свое решение на семьдесят лет.

«Не могу, — отвечала Машина, — ибо я уже разработала подробный план работ на период после превращения последнего индиота; ручаюсь вам, что готовлю планете блистательнейшую судьбу, какую только можно вообразить: вечное пребыванье в гармонии, которая, мне кажется, понравилась бы и тому Инде, о котором ты говоришь и с которым я не знакома; нельзя ли и его привести в Радужный Дворец?»

Машина умолкла, ибо поле перед ней опустело. Достойные и спириты разбежались по домам, и каждый из них предался в четырех стенах размышлениям о своем будущем, и чем больше он думал, тем больший его охватывал страх, ибо каждый боялся, что сосед или знакомый, питающий к нему недружелюбные чувства, пришлет за ним черные автоматы, и каждый не видел для себя другого выхода, как сделать это первому. Вскоре ночную тишину прорезали крики. Выставив из окон искаженные ужасом лица, достойные кидали во мрак отчаянные призывы, и на улицах послышался топот множества железных ног. Сыновья приказывали вести во Дворец отцов, деды — внуков, брат выдавал брата, и за одну эту ночь тысячи достойных и спиритов растаяли до маленькой горстки, которую ты видишь перед собою, чужеземный странник. Наутро рассвет озарил поля с мириадами гармоничных орнаментов, выложенных из блестящих кружков, — вот и все, что осталось от наших сестер, жен и всех наших близких. В полдень Машина заговорила громовым голосом:

«Довольно! Обуздайте свой пыл, достойные, и вы, остатки спиритов! Я закрываю двери Радужного Дворца, но обещаю вам, что ненадолго. Я исчерпала уже все узоры, заготовленные для Установления Абсолютного Порядка, и должна подумать над новыми; а тогда вы снова сможете поступать по своей совершенно свободной воле».

С этими словами индиот поглядел на меня с печалью в глазах и тихо закончил:

— Машина сказала это два дня назад… И вот мы собрались здесь и ждем…

— О почтенный индиот! — вскричал я, приглаживая ладонью взъерошившиеся от возбуждения волосы. — Страшна твоя повесть и совершенно невероятна! Но ответь мне, умоляю тебя, почему вы не восстали против этого механического чудовища, истребившего вас, почему позволили принудить себя к…

Индиот вскочил, всем своим видом выражая величайшее возмущение.

— Не оскорбляй нас, чужеземец! — воскликнул он. — Ты говоришь сгоряча, и потому я тебя прощаю… Взвесь в своих мыслях все, что я рассказал тебе, и ты непременно придешь к единственно верному выводу, что Машина соблюла принцип свободной инициативы и, хотя тебе это может показаться удивительным, оказала большую услугу народу индиотов, ибо нет несправедливости там, где закон утверждает величайшую из возможных свобод. Кто, скажи мне, решился бы предпочесть ограничение свободы…

Он не докончил, ибо раздался страшный скрип и яшмовые двери величаво раскрылись. Увидя это, все индиоты вскочили на ноги и бегом кинулись вверх по лестнице.

— Индиот! Индиот! — кричал я, но мой собеседник только помахал мне рукой, крикнул: «Теперь уже некогда!» — и большими прыжками вслед за другими исчез в глубине Дворца.

Я стоял довольно долго, потом увидел отряд черных автоматов; промаршировав к стене Дворца, они открыли дверку, и оттуда высыпалось множество красиво блестевших на солнце кружков. Потом они покатили эти кружки в чистое поле и там остановились, чтобы закончить какой-то незавершенный узор. Врата Дворца оставались широко открытыми; я подошел, чтобы заглянуть внутрь, но по спине у меня прошел неприятный холодок.

Машина разверзла свои железные уста и пригласила меня войти.

— Но я-то не индиот, — возразил я.

С этими словами я повернулся, поспешил к ракете и уже через минуту работал рулями, возносясь с головокружительной скоростью в небо.


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Уничтожение моих материалов есть цель дикого и наглого СПАМА от ПАНКа и Вербицкого с её Фридман.

Уничтожение моих материалов есть цель дикого
и наглого СПАМА от ПАНКа и Вербицкого с её Фридман.


Я хочу поставить точки над i. Чтобы ясность была полная. ПАНК преследует меня с декабря 2010-го года, с подачи безнравственного и глупого кремлёвского стукача Вербицкого. Через месяца полтора к педофилу
ПАНКу присоединился несовершеннолетний пацан, ПТУшник Лёша. Как мы знаем из рассказа самого ПАНКа, после активной суходрочки, перед оргазмом, ПЕДОФИЛ-ПАНК совал его залупу в ебало этому мальчику Лёше.
Не знаю как этот Лёша соглашался. Может у него есть такой бзик в его сексуальных выебонах? Хотя о вкусах не спорят, но это же грязная залупа Панка!(не моется и зубы не чистит!) Настоящий ПАНК.

И этот тандем любовников пытался делать мне мерзкие, до невыносимости, вещи. Откуда я знаю, что их натравил Вербицкий? Когда я наконец стал неслабо бить их взад(sic), тогда ПАНК, неспособный ответить,
приуныл, и объявил, что Вербицкий откроет ему всё, что АДМИНУ известно обо мне и ПАНК с любовником Лёшей меня раздавят. Я сразу рассказал в ФИФу, что в этом случае Вербицкому запретят иметь форум или
блогоплатформу во всём мире. Это конечно правда. Я просто не помню счас как называется эта всемирная единица. Теперь Вербицкий очень испугался того, что ему скажет на это товарищ Полковник через товарища
Майора, которые поручили ему этот важнейший источник нынешнего Агитпропа в творческой среде. И Вербицкий спизданул вслух что-то размыто-неопределённое, которое можно было истолковать при желании как то,
что АДМИН никогда такого не сделает... АГА. Лицемерный трус. После этого ПАНК исчез на месяцы.

То, как в последние годы ПАНК мерзко и нагло перекрывает мои статьи и посты гигантским, по размерам фоток, огромным по протяжённости и бессмысленным СПАМом, вызывает два устойчивых ответа
от логически-бесталанных, но наглых, Мишки Вербицкого и его подлипалы Митяя Каледина.

1. "Какие правила были нарушены?"
(их собственный ответ: ("НИКАКИЕ!")
2. "Используйте ТВИТ".


Но ПАНК не помещает материалы, которые я или остальные участники просто не хотят читать и могут закрыть их через ТВИТ, чтобы не читать ПАНКа в общей ленте постов, в нашей ФИфочке. ПАНК, совершенно
сознательно, — нет сомнения конечно, что с подачи Вербицкого, — уничтожает возможность доступа к моему творчеству. Мне уже не раз писали об этой проблеме те, кто только читают ФИФу. Эти два математика,
Вербицкий и Каледин, понимают, что их совет "Используйте ТВИТ" является мерзким издевательством.
Они оба опытные провокаторы и знают, что это наглое заявление "Используйте ТВИТ" является умышленной и очень подлой провокацией ФЛЕЙМа. За провокацию флейма полагается забан не только во всём мире, но и
в РУнете. Но кого ж им бояться, правда? АДМИН и владелец здесь Мишка Вербицкий.



Вот эта профессyра, — вместе с больной-на-голову(сама объявила) и на 100% подлой профессоршей Фридман, — и пихает ПАНКА на уничтожение всего моего творчества.. В этот раз, позавчера, ПАНК поместил над
каждым моим следующим постом гигантскую(1600 фоту его жопы сразу после того, что я точно показал, что ближайший Вербицкому из его коллег-стукачей, Кремлёвский сексот Алекс Мома, — работающий под противника
Путинского режима, — снова вышел из кустов и призвал голосовать "ЗА" путинские изменения в Конституции.
И сразу понеслось уничтожение моих постов и статей почти физически рыготным СПАМОМ от ПАНКа. Подайте админу жалобу на это, и вы узнаете, что никакие правила не были нарушены, а вам следует применить "ТВИТ".

ПАНК и ВЕРБИЦКИЙ с его окружением умышленно уничтожают СПАМОМ мои острые статьи и посты, а так же и всё, что я пишу о культуре и искусстве. Они нагло и подло командуют: "ПРИМЕНЯЙТЕ ТВИТ", издеваясь
надо мной, чтобы создать мощную провокацию флейма. Они потому не стесняются быть провокаторами, что большую часть жизни, особенно Вербицкий, являются Кремлёвскими сексотами. Уже давно
отучились стесняться этого.
Фридман болеет в её голове? Когда я это понял, я несколько раз пытался относиться к ней спокойно и без всяких разных слов. И каждый раз на меня насылали ПАНКа. КАЖДЫЙ РАЗ! Я уже не первый год живу на
восьмом десятке лет и у меня конечно есть медицинские проблемы. Две из них очень поганенькие. Но я не выставляю их вперёд, как это делает Фридман почти в каждом посте. И не я, а она, с 2011-го года
взбила куда большую волну и натравила на меня всех анонов, клонов и гондонов Тифаретника. Я ей ничего не должен, хотя и долго пытался ей посочувствовать. А она, с ейным супругом, всю дорогу хотят меня
уничтожить. И так мерзко. Через грязного недочеловека ПАНКа. Не знаю, как они мыслят и чего хотят. Но им ни в коем случае не нужен мир. Я и счас не понимаю, почему, когда меньше недели назад я сказал,
что ухожу отсюда навсегда, они снова этого не захотели и наслали ПАНКа? Но теперь я и не хочу знать. Они состоят из мерзкой злобы, а совершенно бесталанный для Интернета Мишка, ещё и из зависти. Их
проблема в том, что они представляют себе свою РУнетную жизнь, как тот бой, когда противник на бумаге и наши талантливые генералы побеждают безынициативных ихних(sic).


Вениамин
Тулуз-Лотрек, Франция., художник

Дурак и дура. Мырзин и Витухновская.

Дурак и дура. Мырзин и Витухновская.


Ссылка на оригинал скрина:
http://lj.rossia.org/users/xyema/406.html

Это конечно может быть клон ПАНКа. Но в остальном ничего не меняется.
Поместили тупой, нескрываемый спам с одобрения падлючего папашки недоумка Витьки Вербицкого.
Я просто не переношу тупую наглость. Это только лишь наполовину человеки.


Вениамин